Просмотров: 374

Познакомившись с валютными параметрами, самое время посмотреть на инвестиции. Тут вот какая история. Invest в переводе означает «вложить», investment – «вложение». Что это такое? Это некое действие, направленное на получение прибыли в будущем, без прибыли в настоящем. Например, молодой человек хочет жениться на своей девушке. Его друзья уговаривают, мол, зачем тебе это надо? Хорошо же тусуемся, всё отлично. Но.  Молодой человек понимает, что инвестировав (вложив) в семью свою свободу и время, помимо вечной любви и всего прочего он получит вполне земные блага, в том числе регулярный законный секс и борщи. Ну как-то очень примитивно, но примерно так. 
А в экономике будущие борщи – это, собственно, отдача от современных технологий или оборудования, которая выражается в более низкой себестоимости, увеличении производительности и т.д. А в итоге – в более высокой проектной прибыли по сравнению с той, что предполагалась изначально. Например, представьте себе небольшой бассейн. Он наполняется водой до краёв, и больше в него не влезет ни литра. Чтобы залить ещё воды, нужно сделать бассейн больше. Вы платите специализирующейся на этой компании, получаете свой новый бассейн, и радостно льёте туда ещё воды. И повторяете это до тех пор, пока бассейн в итоге не станет таким большим, что вам его не переплыть. Бассейн – это ваш проект. Вода – это ваша прибыль. Оплата «компании по бассейнам» - инвестиции. 
Если в стране уровень инвестиций маленький, или динамика инвестиций отрицательная, это говорит о замедленном технологическом обновлении и потенциальном отставании от других стран. О прожирании (или, говоря мудрёно – о текущем потреблении). Вода уходит не в бассейн, а в землю. И ваш бассейн будет меньше, чем у соседа, и вас это будет ежедневно раздражать. 
На размер инвестиций влияет много факторов. Если хотите совсем глубокий анализ и объективную картинку, можно рассмотреть и их тоже. Но это не имеет смысла для наших целей, т.к. уровень инвестиций – это не валютный курс, а вещь достаточно инертная. И он не меняется сиюминутно. 

Налогообложение как отдельный фактор также нельзя игнорировать. Если в «девяностых» и даже в «нулевых» для многих сфер бизнеса этот параметр не имел значения, потому что «чернили», как только могли, то сейчас государство провело большую работу для «обеления» бизнеса. Здесь дело даже не только в собственно экономических и бюджетных показателях, а политических в том числе. Если коротко, то чем больше размер теневой экономики, тем слабее влияние государства и тем меньше инструментов у него для контроля своих граждан. В том числе на уровне менталитета населения. А государству такой расклад не по душе. 
Поэтому собираемость налогов государство стремится повышать. А когда уровень собираемости достигает приемлемой величины, государство начинает играть ставками налогов в своих целях. Например, в разных странах существуют 3 основные системы: плоская шкала, прогрессивная и регрессивная. Плоская шкала – это когда она одна для всех. Например, 13% НДФЛ, как у нас. Прогрессивная шкала – это «налог на роскошь». Чем больше доход, тем больше ставка. У нас такая система практикуется для расчёта налога на авто: для машин стоимостью больше 3 млн рублей (может, сейчас уже поменяли) ставка выше в течение 3 лет, а авто мощностью больше 250 л.с. тоже попадают под действие повышенного налога. Принцип такой: хочешь быть элитой – плати. Регрессивная шкала – наоборот: чем больше база расчёта налога, тем меньше ставка. Логика здесь обратная: чтобы люди и компании не уходили в тень, они платят в % тем меньше, чем больше в абсолютном выражении. Например, заплатил больше миллиона – ставочку тебе понизим на 1%. 
Ещё  один важный момент при оценке налогов – это собственно ставка налога. Взять, к примеру, НДС. Базовая ставка – 20%. Но есть продукция (типа стратегически важная для населения) с льготной ставкой в 10%. А есть – с нулевой. Предприниматели, например, не платят НДС. Хотя, как и ООО, создают добавленную стоимость. Дело в политике государства – оно хочет стимулировать малый бизнес. Кстати, почему, например, в Китае заводы растут, как грибы после дождя? Опять же политика государства! Хочешь построить завод и работать на экспорт? Молодец! Вот тебе земля, вот тебе кредит на стройку по смешным ставкам и на лютые сроки, и – та-дам! – вот тебе освобождение от налогов, скажем, на 5 лет. 
Да, налоговые льготы – это чудо. Кто помнит девяностые, тот помнит «афганские» компании, основанные воинами-интернационалистами. «Афганцы» не платили ряд налогов и акцизов, благодаря чему могли успешно конкурировать с «обычными» коллегами. А РПЦ? Это вообще вынесено за рамки налоговой системы, хотя часто эта организация делает обычный земной бизнес.

Нельзя забывать и о том, что экономика любой страны – открытая система. Даже такие замкнутые системы, как КНДР, всё равно вынуждены экономически взаимодействовать с другими странами. Благодаря современным трендам на глобализацию, схлопывание пространства и ускорение обмена информацией, все движения приобретают оттенок мировых. Если пошла где-то серьёзная волна, наверняка она накроет большую часть мира. Далеко ходить не надо: вспомним кризис 2008 года, который начался в 2007 году с ипотечной отрасли в США. Или крымскую весну 2014 года с санкциями и контр-санкциями, так или иначе затронувшими пол-мира. Смысл вот в чём: помимо собственной страны, необходимо отслеживать тренды и события в мире, определяющие новостную сетку и имеющие долгосрочные последствия. Иногда даже одно слово способно серьёзно поменять котировки компаний и повлиять на их решения.

К слову, у нас в стране больше 80 регионов, и каждый из них зачастую – это отдельный рынок и отдельная сущность. Поэтому можно углубиться и попробовать провести краткий региональный анализ по тем же показателям – в том числе и по социальным, которые мы рассмотрим в следующий раз. Иногда это очень полезно. Особенно, когда составляется карта региональной стратегии ;-).

Нужен взгляд со стороны, чтобы найти решение?

Спрашивайте напрямую или прочитайте мою статью по теме.